Референдум о выходе Великобритании из Евросоюза: позиция Верховного Суда

30.01.2017

Автор: Олександр Євсєєв

В цивилизованном мире не стихает дискуссия, вызванная решением Верховного Суда Великобритании в отношении возможного выхода страны из Евросоюза. Предпосылкой судебного разбирательства послужил, как известно, проведенный 23 июня 2016 года общенациональный референдум “Brexit” (“Britain’s exit”), в ходе которого 51,89 % проголосовавших высказались за прекращение членства Британии в Евросоюзе. Тем не менее, Суд Англии и Уэльса фактически заблокировал принятое народом решение на том основании, что правительство Великобритании не может начать процедуру выхода страны из ЕС без одобрения парламента. Само Правительство, инициировавшее в свое время проведение референдума под давлением ультраправой Партии независимости, подало апелляцию в вышестоящую инстанцию - Верховный суд Великобритании, именуемый юристами этой страны «высшим судом на земле».

Позиция Верховного Суда, обнародованная 24-го января сего года, зиждется главным образом на нескольких аргументах, которые могут показаться весьма экзотическими для правопонимания отечественных юристов. Кроме того, Суд сделал специальную оговорку о том, что он никоим образом не управомочен оценивать достоинства или риски возможного выхода Великобритании из ЕС, сроки, а равно любые другие вопросы, связанные с политической целесообразностью подобного выхода.

Чисто английская аргументация

1. Правительство не вправе самостоятельно осуществлять выход из ЕС без соответствующей санкции обеих палат Парламента, исходя из так называемой доктрины парламентского суверенитета как основополагающей доктрины британского конституционализма.

В соответствии с ней в парламентской монархии, коей является Великобритания, правительство жестко подконтрольно законодательной ветви власти, особенно в вопросах, в которых затрагиваются или могут быть затронуты права человека. Не зря в Англии говорят, что «британский парламент может все, кроме как превратить мужчину в женщину». Исходя из такой логики, в силу хотя бы того факта, что выход из ЕС неминуемо затронет уже существующие права подданных Ее Величества, идти на такой шаг, по мнению Суда, можно только с согласия органа законодательной власти, которому народ как бы делегировал свою суверенную власть.

2. Исторически сложившаяся в Великобритании традиция такова, что международное право и его акты признаются лишь в том случае, если они закреплены в форме национальных законодательных актов, судебных решений или установленного обыкновения (так называемая трансформация международного права во внутренний правопорядок).

Следовательно, коль скоро присоединение Великобритании к ЕС осуществлялось путем ратификации национальным парламентом Акта о Европейском Сообществе 1972 года, то соответственно и его денонсация должна осуществляться парламентским путем.

3. Решение Верховного Суда знаменует собой попытку покончить с современными формами прямой демократии (референдум как универсальное средство разрешения конфликтов) и перейти к иным способам осуществления народовластия, прежде всего представительной демократии (верховенство парламента). По сути, это означает отказ от тезиса «народ – высший суверен», являющегося «позвоночником» теории народного суверенитета, что в конечном итоге снимает непреодолимый конфликт национального и европейского (ведь в Великобритании политическая элита, как правило, более европоцентрична, нежели широкие массы). Тем не менее такой подход подвергается серьезной критике со стороны ученых.

«Нужно много мужества, сумасшествия, предвидения или безответственности, чтобы признать полный и безоговорочный приоритет права внешнего происхождения, в частности, европейского права, и чтобы отправиться искать источник власти непосредственно в этом праве внешнего происхождения, а не в конституционно-правовых нормах», – пишет французский исследователь Б. Бонне.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что наиболее болезненным при принятии решения оказался вопрос о том, следует ли согласовывать выход из ЕС на местном уровне, с главами регионов в силу принципа деволюции или, как сказали бы у нас, децентрализации. Именно по этой проблеме были заявлены особые мнения трех судей, включая представителя Шотландии лорда Рида, не согласившихся с позицией большинства. Тем не менее Верховный Суд постановил, что действующее законодательство базируется на признании того факта, что Соединенное Королевство действует как единый и неделимый участник международного общения, а потому никаких согласований на региональном уровне не требуется.

Туманные перспективы “туманного Альбиона”

Нижняя палата британского парламента – Палата общин - будет голосовать за законопроект о выходе из ЕС, уже внесенный Правительством, ориентировочно 8-го февраля. В случае его принятия он будет передан для дальнейшего утверждения в Палату лордов, а оттуда – Ее Величеству для окончательной промульгации. Если все эти процедуры будут успешно пройдены и выход страны из ЕС станет реальностью, то, скорее всего, Великобритания обретет статус «ассоциированного члена». Как остроумно заметил сэр Эндрю Дафф, британский депутат Европарламента и вице-председатель «группы Спинелли», «ассоциированное членство могло бы предоставить место в паркинге для Великобритании либо на краткосрочной, либо на долгосрочной основе, если она воспользуется своим правом не оставаться полноправным членом». Иными словами, предлагается формула «переменной геометрии» (variable geometry) или «Европы с разными скоростями».