Денис Монастырский: Знать Конституцию и уметь отстаивать конституционное право - это две большие разницы

10.07.2017

Господин Денис, как сделать нынешнюю Конституцию действенным инструментом, чтобы нынешние чиновники не вытирали об нее ноги, а действительно считались с ней, как с авторитетным документом, который должен контролировать все законодательные процессы в государстве?

Предохранителем этой ситуации служит сама Конституция, но она не является панацеей от всех возможных злоупотреблений и нарушений. Только общество, общественный контроль и принуждение власти к выполнению Конституции по каждому ее пункту может служить решению вопроса, который Вы задали. Ведь, если мы живем в период гибридной войны, то становится понятно, что у нас идет искажение самого общества, идет искажение правового поля, и это однозначно влияет на желание политических сил исказить и сделать гибридной Конституцию. Но хочу подчеркнуть, что Конституция не может меняться мгновенно, под эту или под другую ситуацию. Конституция, как Вы правильно вспомнили, имеет достаточно длительную историю. И конечно, как и американская Конституция, которая имеет всего лишь 27 поправок за 230 лет своей истории, наша Конституция не может изменяться под каждого президента и под каждый парламент.

Сейчас нарушается статья 62 Конституции относительно пенсионного обеспечения. Полмиллиона украинцев сейчас получают пенсию, меньше минимального прожиточного уровня, который составляет 1312 гривен, - они получают 1050, 1000 гривен. Что в этом случае делать, когда напрямую нарушаются конституционные права наших пенсионеров? Куда вообще обращаться для того, чтобы отстаивать свои права?

Как известно - отстаивать свои права можно в суде, причем, как в национальном, так и в международных. Вообще, несоответствий в Конституции и таких пунктов, которые, к сожалению, на сегодняшний день не развиты в полноценные законы, достаточно много. Кроме названного Вами, можно вспомнить еще, например, положение о мирных собраниях, которое очерчено в 36 статье Конституции, однако в течение уже 21 года до сих пор не принят специальный закон о мирных собраниях, который бы четко определял, когда, как и каким образом могут быть организованы мирные собрания. И, конечно, это также вопрос для нашего общества.

То есть, если нарушаются права, необходимо обращаться в суд, делать мирные собрания, обсуждать эту ситуацию и выносить ее на повестку дня, чтобы о ней знали все и работали над ее исправлением?

Да.

И еще, вспоминая Америку. Они сейчас действительно строго придерживаются своей Конституции, как нормы номер один, но, если мы возьмем американскую историю за эти 200 лет - там было все. И коррупция, захлестывающая общество, и нарушение Конституции на абсолютно всех уровнях. У нас сегодня история Конституции едва переступила за 20 лет и, конечно, мы так же можем говорить, что есть множество нарушений, но они являются отражением состояния общества. Фактически, мы только рождаемся как украинская нация, наше государство борется и отстаивает право на существование, и наша Конституция, как и народ, выдерживает большое издевательство со всех сторон.

А насколько действующая Конституция, по Вашему мнению, является хорошей или плохой? Какие пункты нуждаются в редактировании, реформировании для обеспечения в стране проведения эффективных государственных реформ?

Наверное, прежде всего - это то, что Конституцию надо выполнять. И исполнительскую дисциплину законов и Конституции надо внедрять с детского сада, школы и так далее по жизни. Это самая первая рекомендация. Во-вторых, - не надо менять Конституцию под каждый случай. И третье - это то, что у нас уже назрело и перезрело: конечно, это изменения относительно депутатской неприкосновенности. Но мы хорошо понимаем, что это более политический, чем чисто юридический вопрос. Гражданам непосредственно депутатская неприкосновенность не мешает, только бы парламент работал должным образом, а депутаты не злоупотребляли своей неприкосновенностью.

Кстати, парламент работает таким образом, что на одно заседание пришло 146 депутатов, господин Парубий позволил зарегистрировать 226 необходимых карточек и началось голосование. Президент, как гарант Конституции, неизвестно куда смотрит, куда Парубий смотрит? Кстати, Конституционный Суд, как я понимаю, должен следить за тем, чтобы конституционных законов придерживались те же народные депутаты, которые творят беспорядок и почти ежедневно или прогуливают, или же передают карточки, что уже является нарушением Конституции? Что нужно делать украинскому обществу или парламентариям, чтобы избежать в дальнейшем таких ситуаций?

Конституционный суд не уполномочен следить за персональным или неперсональным голосованием народных депутатов, но это является правонарушением. Нарушается принцип персонального голосования депутата. В противном случае, вопрос принятия закона может быть обжалован в суде. Такие прецеденты уже есть, в судах есть много дел по обжалованию решений Верховной Рады. Некоторые наши Генеральные прокуроры даже по нескольку раз отстаивали свое право возвращаться на должность и последний, господин Шокин, также сейчас хочет вернуться на должность из-за того, что он якобы был незаконно уволен со своего поста и хочет восстановиться на ней, несмотря на нарушение принципа персонального голосования в парламенте. Вопросы, которые вы поднимаете, конечно, являются болезненными для общества, но они также поднимают другую глобальную тему оптимальной формы государственного правления для современной Украины. Многие говорят, что мы должны стать парламентской республикой, где все будет решать парламент. Однако факты, которые мы имеем сегодня, показывают, что наш парламентаризм еще очень незрелый. С другой стороны, какая альтернатива у нас есть - президентское государство, где один человек отвечает за все процессы, которые происходят в государстве, и несет прямую ответственность за то, что происходит. Насколько такая модель может быть у нас эффективной, и главное - не приведет ли это к очередной узурпации власти, является вопросом дискуссионным. Мое личное видение - исполнительная власть должна быть сосредоточена в одном управленческом центре: в парламенте или у президента. Это процесс, который неизбежен и который обязательно состоится в нашем государстве.

Есть такие случаи, когда вопреки нормам статьи 94 Конституции, которая требует, чтобы Президент в 15-дневный срок подписывал законопроект или ветировал его. Вместо этого они теряются в его кабинете или появляются значительно позже, нарушая 94 статью Конституции. Получается, что у нас Президент, как гарант Конституции, должен быть образцом ее выполнения. Как тогда Конституционному Суду ускорить процесс наказания или привлечения к ответственности, нужны ли в конце концов изменения и коренные реформы самой Конституции?

Во-первых, пересмотр Конституции однозначно нужен. Второе, Конституционный Суд также не может указывать Президенту на то, что ему делать и как. Это не суд в понимании «наказание», это суд в понимании толкования соответствия законов Конституции Украины. Мы не можем говорить, что Конституция может заставить кого-то. Нет! Заставляет общество, которое хочет реализации конституционных норм и способно отстоять это в государственных органах. Если мы отстаиваем право на правовую защиту, которое закреплено в Конституции, о чем говорится на всех уровнях, то в Национальной полиции все же происходит эволюция: правовая защита предоставляется все чаще. И если гражданин знает свои конституционные права, знает, как их правильно истолковать и донести полицейскому, его права будут более соблюдены, чем у человека, который их не знает и не может отстоять. Поэтому знать Конституцию, несмотря на то, что это не является панацеей, все же стоит.

Большинство украинцев, по мнению социологов, не знают Конституции, они слышали что-то, где-то, краем уха, но по пунктам, что они имеют право на образование, на землю, на жилье, честно говоря, думаю, мало кто знает.

Но знать Конституцию и уметь отстаивать свое конституционное право - это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Даже если кто-то и знает нормы Конституции, но не умеет их реализовать, фактически оставляет нереализованным свое право.

Шесть раз были внесены изменения в Конституцию. Последние были внесены год назад и касались реформы судебной системы. Позволят эти изменения заработать суды по-новому и насколько качественными являются последние изменения, прошлогодние, по Вашему мнению?

Фактически, надо сказать, что это изменения, которые уже назрели много лет назад. И я однозначно приветствую, что они произошли. Это политический компромисс между многими политическими силами. Они не являются совершенными, но давайте позволим этим изменениям заработать, чтобы в соответствии с ними сформировался Верховный Суд. Сейчас уже близится финал конкурса, затем сформируются обычные суды, система должна перезагрузиться. Ведь Конституция - это нормативный акт высшей юридической силы, от него перезапускаются все другие правовые отношения в государстве. В данном случае - относительно судебной реформы. Сейчас звучит много критики, и она обоснована. Но я скажу, как член комиссии по формированию Государственного бюро расследований - нового правоохранительного органа, который сейчас создается: в выборе между тем, чтобы создать или не создать ГБР - однозначный ответ, что его нужно создавать. Конституция записала, что органы прокуратуры являются частью правосудия и следствие должно быть забрано у них. И это реально огромная революция в отношениях человек - прокуратура, человек - суд. Но если не запустится этот новый орган, ничего этого не будет. Генеральная прокуратура оставит себе эти полномочия, и нам, простым гражданам, от этого лучше явно не станет.

Что касается импичмента Президента, как теперь можно воплотить его в жизнь и в Конституцию прописать?

С одной стороны, мы говорили с вами о депутатской неприкосновенности. И все сейчас говорят, что надо ее снимать, это очевидно, поскольку депутатская корочка стала бонусом, дополнением к государственной должности, которая защищает. С другой стороны, мы имеем также представителя власти - Президента, где точно такой же механизм, который сейчас не работает. Процедура импичмента прописана в Конституции, но закон об импичменте, который имеет расписать эту процедуру, до сих пор не принят. И это также является политическим фактором, ведь ни один президент не заинтересован в принятии этого закона.

Нынешняя реформа судопроизводства позволяет откорректировать эти пункты, чтобы внести поправки в Конституцию, в 111 статью?

Дело не в изменениях 111 статьи Конституции, дело в принятии закона на выполнение этих норм Конституции, и на данный момент политического консенсуса по этому закону нет. А проекты этого закона в парламенте есть. Как и другие проекты законов, которые могут значительно повысить уровень выполнения конституционных норм.

Не так давно Президент Порошенко говорил о предоставлении крымским татарам автономии, и сейчас идет активное обсуждение этого вопроса о внесении изменений в Конституцию. Что, по Вашему мнению, может это изменить для украинцев, для крымских татар и для других национальных меньшинств, которые есть в Украине?

Конституция не может решать вопросы современности, как это пытаются сделать во многих случаях. Конституция - это документ, который должен решать вопрос на десятилетия вперед, начиная с сегодняшнего дня. Например, так, как судебная реформа. Попытки провести изменения, чтобы крымскотатарскому народу стало эмоционально приятно, что его заметили, предоставили дополнительные права, например, территориальную автономию в Крыму, конечно, вызовет те же ощущения и интересы среди других национальных меньшинств, которые есть у нас. Давайте, например, вспомним Закарпатье, очень непростой регион, где большое количество и самого государственного аппарата, и населения, которое является если не гражданами, то относят себя к национальности других государств. Фактически, вопрос об их автономии появится сразу, как только мы рассмотрим вопрос об изменении Конституции по территориальной автономии крымских татар. И кроме этого, государство Украина сегодня предлагает крымским татарам территориальную автономию в виде отдельного раздела Конституции, вроде стимулируя в будущем вопрос возвращения Крыма. Но будет ли эффект от принятия этих безумных изменений Конституции большим, чем то, что сегодня может предложить крымчанам Россия? Это вопрос, потому что эффективность и последствия изменений имеют чрезвычайно важное значение.

Что касается децентрализации. Принятие изменений в Конституцию в 2015 году запомнились трагическими событиями для Верховной Рады. Как думаете, какая перспектива новых изменений в Конституцию и чего стоит ожидать обществу относительно передачи полномочий власти на места?

Эти трагические события не были связаны с идеей децентрализации - не критика самих норм или их поддержка привела к кровавым последствиям. Опять же попытки мгновенной выгоды в конституционных изменениях привели к этому. В этом случае нормой раздора стала норма о специфике местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей. Именно эта норма стала камнем преткновения в этих процессах, хотя сама децентрализация на сегодняшний день крайне необходима. Если мы проведем эту реформу, наши местные общины получат запас финансовой прочности и возможности для развития. Потому что райгосадминистрации, которые сегодня действительно управляют украинской землей, фактически имеют несколько иные задачи, чем территориальная община. И от практики прямого управления территориями через государственные администрации нужно отходить.

Как тогда найти компромисс в решении вопроса о децентрализации для того, чтобы настроение в обществе не подогревать?

Мы можем записывать нормы, которые сегодня нужны, в основной текст Конституции, а можем сделать их в переходных положениях Конституции. Такие переходные положения означают, что это норма имеет временный характер. Если мы записываем в тело Конституции, в основные статьи – это означает, что мы выделяем эти регионы навсегда. Для украинского общества это, я думаю, неприемлемо. Поэтому, если все эти временные моменты перенести в переходные моменты и говорить о них в рамках временных норм, я думаю, что это дало бы толчок для разблокирования процесса конституционного преобразования. Кроме этого, каждые изменения должны обсуждаться и дискутироваться в обществе.

По Вашему мнению, чего боится украинская власть и чего ей надо остерегаться? Как сделать это инструментом, действенным механизмом для того, чтобы и Президент боялся закрывать глаза на нарушения и на прогульщиков и так далее?

Каждая власть боится гражданской активности, поскольку она имеет мощность изменить планы и направление деятельности власти. С нашей стороны, повышение собственной осведомленности, в том числе знанием Конституции, будет служить базой для того, чтобы направлять деятельность власти или хотя бы контролировать ее. На каждом уровне села или города это очень важно, потому что там также нарушается Конституция, а не только в Верховной Раде Президентом. Зайдите в городской совет, в любой поселковый совет, там все тоже может происходить противозаконно. Если человек будет знать свои права и права общины, тогда начнутся реальные преобразования снизу, которые впоследствии найдут свое отражение в изменениях конституционных норм.