Какую военную технику Канада продаст Украине

05.07.2019

3 июля в Торонто Президент Украины Зеленский заявил о намерениях закупать бронетехнику у Канады: «Я думаю, мы можем откровенно об этом говорить: мы договорились о поставках бронетехники и о том, что будем развивать сотрудничество в этой сфере». Детали соглашения еще не озвучивались, так что сказать, какую именно технику получит наша армия, пока сложно.

Но что эта бронетехника значит для Украины? Нужна ли она ей сейчас вообще? Какие «машинки» нам могут попытаться продать, и будет ли от них толк? Именно такие вопросы мучают тех, кто прочел эту новость. Попытаюсь на них ответить.

Самыми распространенными представителями военного автопарка Канады являются БТРы Grizzly, Cougar, Lav-III и американские БТРы М-113, Lav-25 и Stryker. Соответственно, они и самые вероятные кандидаты на продажу. Рассмотрим их детальнее.

Канадские «Кугуары» и «Гризли» стоят на вооружении канадских ВС с 1976 года. Прародителем обоих является швейцарский БТР MOWAG Piranha I.

1.jpg

2.jpg

Что «Кугуар», что «Гризли» — технически это одна и та же машина, но с небольшими отличиями. На «Кугуаре» установлена 76-мм пушка, а на «Гризли» — 12,7-мм пулемет. В то же время десантный отдел «Гризли» перевозит шесть десантников, а «Кугуар» только двоих.

Всего было произведено 195 «Кугуаров» и 274 «Гризли». Не густо, а это значит, что и запчастей тоже не шибко много. Тем более, что часть техники уже была продана Уругваю: 44 «Кугуара» и 98 «Гризли». А сколько было списано и потеряно в результате боевых и миротворческих операций?

Выигрывают они у наших БТР-70 и БТР-80 только в скорости – 100 км\ч, в то время как наши выжимают максимально 80 км\ч. Но по всем остальным параметрам отстают. Запас хода у наших БТР больше, да и больше десантников может перевезти – 8 человек.

Американский гусеничный БТР М-113. На вооружении с 1961 года. За последние 50 лет прошел неоднократную модернизацию и, что странно, до сих пор стоит на вооружение более чем 40 стран мира. БТР М-113 успел побывать практически на всех военных операциях, организованных США — от Вьетнама и до Ирака.

3.jpg

На данный момент было создано 86 тыс. единиц данной бронетехники. Так что таких проблем с запчастями, как с «Гризли» и «Кугуарами», точно не будет. Да и десанта перевозит побольше, чем все вышеперечисленные кандидаты – 10 человек.

Если танки грязи не боятся, то БТР М-113 был создан специально для перемещения по труднопроходимой местности. Но он был и остается десантной машиной. Какой-либо угрозы в плане вооружения он не представляет. Все его вооружение — это 12,7-мм пулемет.

В пользу того, что нам могут предложить именно эти вышеперечисленные «машинки», говорит попытка Канады продать их еще в 2008 году. В списке числятся около 600 М-113 разных моделей, 30 «Кугуаров» и 100 «Гризли». И все это за $200 – 300 млн (цена на сентябрь 2008 года). Безуспешная попытка, кстати говоря. За последние 11 лет технику так никто и не купил, а это о многом говорит.

Теперь перейдем к оставшимся трем кандидатам.

Американский БТР Lav-25, построенный на базе канадских «Гризли». По факту — тот же самый «Гризли» на 8 колесах с 25-мм пушкой M242 Bushmaster.

4.jpg

Канадский БТР Lav-III Kodiak введен в эксплуатацию в 1999 году. По своим характеристикам не отстает, но и не опережает украинский аналог «БТР-3Е».

5.jpg

А вот американский Stryker, совместивший в себе лучшее от «Кодиака» и «БТР-90», – это уже совершенно другой разговор.

6.jpg

Данный представитель действительно на высоте по всем параметрам. Скорость – 97 км\ч, запас хода – 500 км, количество перевозимых десантников – 10 человек. Даже вооружение не подвело — некоторые модификации «Страйкера» позволяют устанавливать 30-мм пушки Mk44 Bushmaster II и даже танковые пушки на БТР, а это очень нехилый довесок на передовой.

Кстати, в 2017 году был инцидент, когда США предлагали продать Украине около сотни «Страйкеров» за 40% от их изначальной стоимости в $3,5 млн. Тогда их закупать отказались, ссылаясь на то, что выгоднее производить наши БТР-4 «Буцефал». И это было бы действительно правильным решением, если бы производство БТР-4 было налажено за прошедшие 2 года. Так как по своим характеристикам наш аналог ничем не уступал «Страйкеру», а стоимость варьировалась в районе $1 млн.

Однако ситуация с «Буцефалами» оставляет желать лучшего, и в итоге в 2017 году мы упустили отличную возможность в кратчайшие сроки усилить свою армию сотней боевых машин далеко не худшего качества.

А теперь перейдем к минусам.

И это военная логистика. Я искренне надеюсь, что МОУ и ГШ не станут распихивать купленную технику по всем бригадам ровным слоем. Это увеличит нагрузку на нашу логистику, которая и так на ладан дышит и с простыми задачами еле справляется.

В данном случае лучше всего адаптировать какую-то одну бригаду под купленную иностранную технику. В таком случае нагрузка на логистику будет минимальной, а поставлять запчасти под эту специфическую технику и боеприпасы под специфический калибр придется только в одну бригаду.

К тому же стоит попытаться адаптировать и само иностранное вооружение, установленное на зарубежную технику. Глянуть, можно ли будет заменить, скажем, 25-мм M242 Bushmaster или 30-мм Mk44 Bushmaster II на наш аналог — 30-мм пушку 2А42.

Тогда нужна ли нам вообще сейчас канадская бронетехника?

Нет, не нужна. На самом деле, нам со своей бронетехникой, прежде всего, стоит разобраться. Страна, которая продавала и продает бронетехнику сотнями и тысячами, теперь ее закупает?

Однако процесс запущен. Торговое соглашение заключено. Причин подобного решения может быть две:

  1. Прорыв оружейного эмбарго для Украины и укрепление взаимоотношений с Канадой. Используя это как прецедент, мы в дальнейшем можем закупать у Канады вещи гораздо более весомые и необходимые: военные корабли и самолеты, а также системы РЭБ.
  2. Повторение истории с Saxon, когда нам за наши деньги продали 50 жестяных банок на колесах, без вооружения, которые планировали списать. Другими словами – нам «втюхали» неликвид.

К сожалению, чтобы узнать, какой из вышеперечисленных вариантов нас ожидает, остается только терпеливо наблюдать.

Ираклий Джанашия, эксперт по национальной безопасности и обороне UIF

Источник: The Page