Возможен ли прогресс без доктрины экономической безопасности?

29.07.2019

Наше государство напоминает корабль с кучей пробоин. Мы придумали, как их починить.

Визия и стратегия — это маяк и курс следования нашего государства. Без них ни один ветер не будет попутным, и все же прежде нам нужно подумать о другом.

Наше государство напоминает корабль с кучей пробоин.

Военная агрессия России, коррупция, неопределенность в финансовой сфере, разбитые дороги и уезжающие за рубеж украинцы — все эти факторы неумолимо тянут нас ко дну. Поэтому модели, идеи будущего, прогнозы и расчеты должны уступить место такой прозаической процедуре как "латание дыр".

Снижение рисков в финансовой, макроэкономической, инфраструктурной, социально-демографической сферах и создание минимального комфорта для украинского и зарубежного бизнеса — основные вехи проекта "Доктрины экономической безопасности Украины", представленной обществу и президенту.

С нее и следует начинать "большое плавание". В общепринятом смысле проект толкуется как система руководящих принципов, которые формируется годами и десятилетиями. Не опровергая этого факта, отмечу, что в нашем обществе главные принципы экономической безопасности давно сформированы.

Угрозы и риски, стоящие на пути развития экономики, а также способы их нейтрализации за 28 лет независимости не претерпели существенных изменений. Поэтому при подготовке доктрины нам оставалось их систематизировать, вывести с интуитивного на понятийный уровень и свести в единый документ.

Нам не нужны десятилетия. Если документ будет принят в конце лета, то до конца осени исполнительная власть сможет разработать нормативно-правовую базу для ее воплощения. Еще месяца будет достаточно для принятия и запуска.

Свидетельством работы доктрины будет выход бизнеса из тени. Ее основные задачи — упрощение регуляторных процедур, снижение или устранение рисков, поэтому предпринимателям не нужно будет оставаться в "подполье".

Если нам удастся предусмотреть в госбюджете-2020  расходы на реализацию принципов доктрины, то следующий год мы посвятим методичной имплементации ее положений в систему нормативно-правовых актов разных сфер и уровней.

Наши надежды на такой исход велики. Команда президента смело озвучивает либертарианские идеи, предусматривающие свободу для бизнеса, перезагрузку функций государства, даже перевод государства в "смартфон". Все это перекликается с ключевыми положениями доктрины.

Имплементация документа будет наиболее сложным этапом. Речь идет не только и не столько о чиновниках, которые "сидят" на регуляторных процедурах и кровно заинтересованы в их непрозрачности и сложности.

В парламент идет достаточно людей, не имеющих опыта работы в политике и в государственной системе. В новом парламенте уровень дилетантства может вырасти, а это негативно скажется на отношениях власти и бизнеса.

Если проанализировать деятельность парламента за годы независимости, можно отметить одну печальную деталь. Изменений, дополнений и поправок к законам у нас намного больше, чем в любом европейском государстве.

Это значит, что отечественные нормативные документы не являются целостными, качественными и системными, а всегда нуждаются в какой-то доработке или адаптации. В новом созыве такая деструктивная практика может расшириться.

Однако и в этом ключе переоценить роль доктрины трудно. В этих сложных условиях она становится одновременно и "рамкой", и изобличающим фактором.

С одной стороны, все субъекты правотворчества получат очерченные рубежи экономической безопасности. Соответственно, все нормативные акты должны будут соответствовать им. С другой — будет легко определять, какие институции нарушают положения доктрины, и оперативно принимать меры.

Только потом, "залатав дыры", мы сможем думать о большом плавании, прогнозировать и моделировать, выстраивать визию и стратегию развития.

Анатолий Амелин, директор экономических программ Украинского института будущего

Впервые опубликован: Економічна правда