Разведение сторон: Киев может оставить в дураках Кремль

08.11.2019

В Украинском информационном пространстве который месяц идут споры о разведении сторон на линии соприкосновения. Проводятся митинги протеста, был разговор президента Зеленского с ветеранами. Одним словом, политический шум, за которым остаются незаметными несколько занимательных деталей, способных существенно изменить баланс сил внутри страны, а так же создают площадку для внешнеполитической игры Украины. Утверждение выглядит парадоксально, если оценивать происходящее по сообщениям медиа и социальных сетей, колебаться между "зрадой" и "перемогой". Но оно абсолютно логично, если изучать "матчасть" - документы и тексты достигнутых ранее договорённостей. Начнём.

Разведение сил - места и даты и почему важно смотреть на детали

Договорённость о разведении сил в Золотом, Петровском и Станице Луганской была достигнута осенью 2016 года на встрече в Нормандском формате. При этом, по словам Петра Алексеевича Порошенко, после первых трёх населённых пунктов, процесс должен был быть продолджен ещё на четыёх участках. Приведу цитату политика с сайта принадлежащего ему пятого канала "Було вкотре наголошено на всеохоплюючому і негайному забезпеченню режиму припинення вогню. Ми домовилися про те, що після завершення розведення військ на трьох попередніх ділянках (Золоте, Петрівське та Станиця Луганська), там мають бути встановлені постійно чинні моніторингові пости ОБСЄ і після того ми почнемо переговори по наступних чотирьох місцях у розведенні". 

Эта же норма была продублирована в "рамочном соглашении трёхсторонней контактной группы о разведении сил и средств" от 20.09.2016 года, текст которого висит на сайте ОБСЕ.

Таким образом, Украина сегодня всего лишь выполняет договорённости далёкого 2016 года, как по первым трём населённым пунктам, так и по объявлению о ещё четырёх участках, где процесс вскоре начнётся. Разницы между заявлениями президента Порошенко в 2016 и риторикой руководства ООС и офиса президента Зеленского, по большому счёту нет. На этом месте особо впечатлительные читатели (и зрители) вновь начнут приводить детали, говорить о "зраде" либо "перемоге". Естественно, вспомнят добровольцев в Золотом. И, прогнозируемо упустят очень важную деталь.

Учимся выполнять букву договорённостей, а не их дух

Про выполнение договоров "по букве" и "по духу" я писал достаточно много. Украинские политики, увы, любят обращать внимание на "дух", зачастую приписывая документам нормы, которых там на самом деле нет. Это и святая вера в санкции и апелляции к Будапештскому меморандуму и так далее. Поэтому зачастую и жёстко разочаровываемся, когда убеждаемся, что любые договорённости выполняются "по букве", а "дух" - это сказка для легковерных и недалёких. Но события в Золотом порождают надежду, что, возможно, политические элиты начнут действовать по другому. Давайте сравнивать заявления и читать документы.

Итак, читаем Петра Алексеевича образца 2016 года. Алгоритм: тишина, разведение сил, в нейтральной (серой) полосе разворачиваются мониторинговые посты ОБСЕ. Украинских силовиков, как и боевиков там нет.  Теперь смотрим ситуацию образца 2019 года.  "Піші та мобільні наряди цілодобово патрулюють Золоте-4 Луганської області після початку відведення сил і засобів, повідомила пресслужба Національної поліції України." 

Ничего странного не замечаете? В первом случае имеем план "разворачивания постов ОБСЕ" во втором - патрули нацполиции и нацгвардии. Это, как говорят в Одессе, таки две большие разницы. Украинские силовики в Золотом есть. Добавим ещё и заявление Авакова "У випадку порушення противником домовленостей про розведення військ у МВС вистачить сил та засобів вчасно і адекватно відреагувати на загрозу".

Так что получается, Украина нарушила договорённости в Нормандском формате, зафиксированные на бумаге и опубликованные на сайте ОБСЕ? Отнюдь. Внимательно читаем документ, все 12 пунктов рамочного соглашения.

Во-первых, там нет ни слова о разворачивании постоянных мониторинговых постов ОБСЕ. Есть о контроле, но о стационарных постах нет. То есть Пётр Алексеевич, говоря о них, выражал свои пожелания, не прописанные на бумаге.

Но при этом, не знаю сознательно или нет, на бумаге, в п. 8 зафиксированные следующие нормы: "По завершении разведения сил военнослужащие Вооружённых Сил Украины, а также представители вооружённых формирований отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины, ни при каких обстоятельствах не могут находиться на участках разведения, пребывание на которых разрешено только офицерам Совместного центра контроля и координации (СЦКК)."

А теперь вопрос на засыпку? Национальная Гвардия и Национальная полиция - это Вооружённые Силы Украины? Естественно нет. И о них в соглашении нет ни слова. То есть, если не запрещено - значит разрешено. Формально, обеспечение правопорядка - задача Национальной Полиции. Но НГУ может придаваться ей в качестве усиления. В состав нацгвардии входят, среди прочего, артиллерийские, танковые соединения, даже собственные силы операций на воде, включая подразделения водолазов.

Таким образом, с точки зрения "выполнения по букве" рамочных соглашений 2016 года Украина может спокойно выводить войска, но вводить на их место подразделения Национальной Гвардии. Более того, если читать "по букве" "комплекс мер по выполнению Минских соглашений", там речь идёт об отводе тяжёлых вооружений "украинских войск". Но НГУ - это не войска. Забавно, правда.

Я не могу сказать, специально либо по недосмотру в документах зафиксированы именно такие формулировки, но они дают Украине колоссальные возможности для манёвра. 

Что может делать Украина?

Первое и основное - говорить о формулировках в соглашении в духе "мы не специально, но каждую букву до запятой готовы выполнять". Второй этап - ради того, чтобы снять неудобные вопросы, срочно вывести подразделения НГУ из состава ООС. Чтобы они даже формально не принимали участия в операции. Естественно, данный шаг вызовет кучу воя о "зраде", но следующие шаги прекрасно компенсируют зрадоманию данного этапа.

После выполнения описанных выше условий, мы переходим к самому главному. Соглашаемся на разведение сил и даже его проводим. Как и записано в соглашениях, тексты которых бережно хранит ОБСЕ, мы отводим от линии соприкосновения подразделения ВСУ. На их место заступают с патрулированием подразделения Национальной Полиции, усиленной Нацгвардией? Почему НГУ? Так в стране катастрофический некомплект полиции, нет людей, вот от бедности нашей выкручиваемся - такой посыл озвучивается на внешних площадках. Сама же Нацгвардия входит в населённые пункты на штатной технике, неподалёку разворачиваются артиллерийские соединения. Ведь в тексте "Минска-2" про отведение тяжёлого вооружения полицейских формирований нет ни слова.

У Кремля, по большому счёту, будут четыре возможные варианта действий:

  • эскалация, попытка атаки и оттеснения сил НП и НГУ из зоны разведения
  • заявление о нарушении Украиной минских соглашений и, например, постановка на паузу процесса подготовки очередной нормандской встречи
  • заявления о нарушении Украиной минских соглашений, не останавливая дальнейшее участие в диалоге, но выдвигая требования исправить формулировки
  • молча наблюдать за происходящим, делая вид, что так и надо

Далее наступает очередь Украины реагировать.  

Вариант 4 означает, что РФ, стремясь уйти с Донбасса, будет готова и на другие компромиссы по алгоритмам урегулирования. И если проходит патрулирование серой зоны силами НП и НГУ, мы можем ставить вопрос о введение подразделений МВД в ОРДЛО уже на первых этапах реализации Минска-2. Естественно, это вызовет противодействие РФ, но появится поле для манёвра, на котором можно играть. Вариант, отмечу сразу, скорее фантастический, поскольку его реализация несёт слишком много рисков для Кремля и там это отметят сразу.

Варианты 1, 2 и 3, с точки зрения возможностей для нас, примерно идентичны. Переговоры в Нормандском формате ставятся на паузу Российской Федерацией, поскольку Украина не нарушает "буквы" соглашений. При таком развитии событий, естественно, будет давление и со стороны европейских партнёров. Но ведь Украина идёт "строго по букве" соглашений. Естественно, это повышение ставок, но формально обвинить нашу сторону будет не в чем. Официальный Киев может даже выразить согласие подумать над новыми формулировками соглашений. Но, естественно, в обмен на уступки. Фактически мы оказываемся в ситуации, когда вновь, с самого начала запускаем Минский процесс. То есть получаем время для формирование собственной политики по Донбассу и Крыму, выработки стратегии коммуникации с европейскими и американскими партнёрами.

Более того, если работать на "паузу Минска", то для Украины даже более выгодным будет ситуация, когда у русских сдадут нервы - то есть либо обстрелы либо демонстративный выход из переговорного процесса.  И, при наличии политического интереса, на это можно и поработать. Например, вспомнив, что в составе НГУ есть полк "Азов", поручить именно этому подразделению "патрулирование" серой зоны. Таким образом власть снимет вопросы по "зраде" со стороны правых и создаст постоянный раздражитель для российской стороны. 

Мы, естественно, всегда готовы будем говорить о замене "Азова" либо даже об отказе от патрулей НП и НГУ, на исправление формулировок, в обмен на... например, согласие РФ на реализацию дорожной карты по международной операции по поддержанию мира. Тогда нацгвардейцы, при появлении в регионе "голубых касок", спокойно сдают тем полномочия до завершения мандата международной миссии.

Внутриполитический фактор или межвидовая борьба под куполом Рады

Реализация данной стратегии вносит свои коррективы и во внутриукраинские процессы.

Власть, при грамотной коммуникации, убирает с поля "защитников интересов страны" Петра Порошенко и его группу поддержки. Частично, на негативной повестке это уже происходит. Замечу, что с начала серии акций "нет капитуляции" неуклонно возрастает роль Билецкого.  Именно он говорит о "планах ветеранов", он же является сегодня основным спикером по теме разведения. 

Инициатива в коммуникации уже перешла к лидеру  "Национального Корпуса", а не "Европейской Солидарности". А отношение НК к Петру Алексеевичу лучше всего демонстрирует их участие в предвыборных митингах тогда ещё президента Украины. Шоу стоило сторонникам ПАП больших нервов.

При грамотной коммуникации президента Зеленского, министра МВД Авакова с Билецким возможен переход повестки на "позитив" - добровольцы, Нацкорпус, Азов и НГУ при поддержке власти реализуют интересы Украины в зоне разведения и не только.  В таком случае партии ЕС, Батькивщина и, частично, Голос теряют возможность играть на горячей и постоянно актуальной теме.

Но реализация такой стратегии существенно усиливает позиции Арсена Авакова. Вывод НГУ из состава ООС (что необходимо для разворачивания её сил по всей будущей серой зоне) возвращает министру полный контроль над Нацгвардией, и даёт контроль над линией соприкосновения.  Это само собой, ставит точку в спорах о финансировании подразделений и всего министерства. Естественно, ставит крест и на идеях "глубокого реформирования" Национальной Гвардии.

Арсен Аваков получает постоянный рычаг влияния на принятие политических решений, не имея при этом более-менее мощной фракции в ВР (кроме примерно полутора десятков относительно близких депутатов). 

Для Зеленского на определённом этапе это может стать возможностью - иметь автономного сильного союзника, способного принять на себя часть ударов и атак, хорошо. Но в долгосрочной перспективе излишнее усиление министра внутренних дел может показаться сомнительной выгодой. Нейтрализовать такой сценарий команда президента может уже на начальном этапе. В частности:

Проводя консультации по вопросам реализации стратегии замещения подразделений ВСУ патрулями НГ непосредственно с Билецким, что уменьшает влияние Авакова из процесса борьбы в рамках политического дискурса по Донбассу в Раде и в СМИ

Связывая вопросы вывода НГУ из состава ООС с переформатированием подразделений, патрулирующих линию соприкосновения, вплоть до выделения их в отдельные единицы с подчинением президенту на "особый период". Такой формат не даст возможности Арсену Авакову усилить свои позиции на теме Донбасса.

Подводя итог

Я не знаю, какова была причина таких формулировок в текстах согласованных в Минске и на Нормандских встречах документов. Это мог быть хитрый план Петра Порошенко, могла быть и простая невнимательность. 

Суть в другом - такие формулировки позволяют Украине и президенту Зеленскому в частости задать свою повестку в процессе урегулирования на Донбассе, выиграть время и создать существенные сложности для РФ в реализации её планов, связанных с Украиной. Параллельно с этим такие формулировки, точнее реализация созданных благодаря ним возможностей, позволяет Зеленскому существенно упрочнить свои позиции на внутриполитическом поле, среди прочего решив проблему лояльности силовиков и ветеранов. Тема "как мы оставили в дураках Россию" хорошо зайдёт значительной части населения.

Игорь Тышкевич, аналитик Украинского института будущего

Впервые опубліковано: PATREON