Украинский импичмент Трампа: что сказала на слушаниях Мари Йованович?

21.11.2019

От слушаний Мари Йованович больше всех пострадала только Украина. Как и в прошлый раз, нас вспоминали не очень хорошо, а на перекрестии огня оказались всё те же звёзды этого сериала.

15 ноября 2019 года в США прошёл второй раунд публичных слушаний в рамках процедуры импичмента против президента Дональда Трампа, которую демократы в Палате представителей запустили 2 неделями ранее. В этот раз перед профильным комитетом Палаты представителей выступала экс-посол США в Украине Мари Йованович.

Я уже переводил стенограмму её свидетельств в закрытом режиме, которые она давала 2 недели назад. Как и в случае с Уильямом Тэйлором и Джорджем Кентом, Йованович стала для демократов «звёздным свидетелем»,  которому было приковано внимание общественности и СМИ, поскольку она лучше всех олицетворяет собой либерально-демократической нарратив «обиженные женщины против женоненавистника Трампа». Более того, её слушания – это явный и не особенно прикрытый удар по окружению президента, в частности по его адвокату Рудольфу Джулиани, которого обвиняют в том, что он спланировал информационную кампанию против посла в личных интересах.

Слушания с участием Йованович длились 4,5 часа. Мне они показались не такими интересными, как предыдущий раунд с Тэйлором-Кентом, однако и тут было несколько важных, любопытных для анализа политической ситуации в США моментов. И вот их я коротко раскрою.

Кто такая Мари Йованович?

Мари Йованович – карьерный дипломат, сотрудница Госдепартамента США, специализирующаяся на странах постсоветского пространства и на России, входящая в группу экспертов на российском направлении, владеет русским языком.

Мари Йованович родилась в Канаде в семье русских эмигрантов Михаила и Надежды Йованович, которые сбежали из Советского Союза во время Второй Мировой войны. Когда ей было три года, семья переехала в штат Коннектикут в США, где Йованович росла в русскоязычной общине и вскоре стала гражданкой США. Там же, в Коннектикуте, она закончила школу в 1976 году, где, кстати, преподавали её родители, обучая иностранным языкам.

Мари Йованович на встрече с экс-президентом Украины Петром Порошенко в Киеве, 6 марта 2019 года. Источник: MIKHAIL PALINCHAK / AP

Следующие 4 года Йованович провела в Принстонском университете, где училась на специальности по истории и культуре России. После выпуска в 1980 году, он продолжила обучение в этом направлении, на год уехав в Москву в Государственный институт русского языка имени А.С. Пушкина.

Мари Йованович впервые поступила на дипломатическую службу в 1986 году во времена администрации Рональда Рейгана. Она сразу же вошла в команду по российскому направлению, помогая посольствам в Оттаве, Москве, Лондоне и даже Могадишо. С 1998 по 2000 года она была заместителем директора департамента Госдепа по России. В 2001 году получила степень доктора наук в Национальном военном колледже США.

В Украину Йованович впервые прибыла в качестве заместителя главы миссии в 2001 году, где работала 3 года. После этого она стала послом США в Кыргызстане, а в 2008 году была отправлена послом в Армению, где запомнилась многим как ярая сторонница признания Соединёнными Штатами геноцида армян. Она лично много раз обвиняла турков в массовых убийствах армян в 1915 года, однако из политических соображений употреблять официально фразу «геноцид армян» не стала из-за отсутствия позиции Вашингтона по этому вопросу.

В 2011 году она вернулась в Вашингтон, где до 2013 года работала заместителем помощника госсекретаря США по Восточной Европе и Евразии (должность, которую ныне занимает Джордж Кент). На этом посту она курировала восточно-европейское направление, включая и Украину. Кроме того, она тесно работала с вопросом размещения американских систем ПРО в Польше, лоббируя эту идею вместе с тамошним американским послом Ли Файнстином.

В 2016 году Мари Йованович наконец назначили послом США в Украине вместо Джеффри Пайетта. Одним из её основных заданий, поставленных Госдепартаментом, стала борьба с коррупцией в пост-революционной Украине в рамках широкого процесса реформ.

 

Что она сказала: ключевые тезисы

Хочу сразу сказать, что слушания Мари Йованович были на порядок спокойнее и скучнее, нежели предыдущий раунд с Уильямом Тэйлором и Джорджем Кентом. Разумеется, это очень легко объяснить. Тэйлор и Кент были яркими персонажами на этих слушаниях, поскольку оба оказались вовлечены в скандал Трампа-Зеленского и оставались на своих должностях, пока эта история постепенно разворачивалась в тот кошмар, который поразил Штаты и закрепил за Украиной клеймо токсичности.

В отличие от них, Йованович к тому времени покинула Украину, и не была прямой свидетельницей расследуемых Конгрессом событий. По какому-то странному стечению обстоятельств, когда она садилась в самолёт, чтобы навсегда улететь из Украины, в самом центре Киева в Верховной Раде как раз проходила церемония инаугурации нового президента Владимира Зеленского. Это предопределило, собственно, и сам ход слушаний. И тут я подхожу к самому первому ключевому моменту этого раунда.

Показания Мари Йованович в основном были повторением уже сказанного и не несли дополнительной смысловой нагрузки. Выступая со вступительным словом, экс-посол рассказала всё то, что она говорила на закрытых слушаниях 2 неделями ранее (которые я переводил для «Хвыли» в трёх частях): о своём нелёгком прошлом и 33-летней карьере дипломата, о важности политической нейтральности дипломатов, о стратегическом значении Украины как форпоста сдерживания России в Восточной Европе, о вездесущности украинской коррупции, разъедающей государство, о своих переживаниях тем, как её уволили и т.д.

Словом, большая часть её монологов – это то, что уже и так все знают. И это её первая слабость – её аргументы были не к месту, если речь заходила об импичменте и расследовании против Дональда Трампа. Но тут стоит сразу отметить второй ключевой момент, объясняющий эту проблему.

Мари Йованович была нужна для фланговых ударов по окружению Трампа и созданию дополнительной коннотации к нарративу демократов про импичмент. Слушая вопросы, которые экс-послу задавали конгрессмены-демократы, а также ответы, к которым её подводили, у меня сложилось впечатление, что роль Йованович в этих слушаниях – создать дополнительные смыслы вокруг обвинения демократов против Дональда Трампа. Один из смыслов прекрасно уместился в одной фразе, которую сказал конгрессмен Джим Хаймс, обращаясь к комитету и послу Йованович:

«Я зол, потому что женщину, семья которой бежала от коммунизма и нацизма, которая служила этой стране 33 года, и не в каком-то Париже или Лондоне, а в самых горячих точках в Могадишо и Киеве, была не просто уволена, но и унижена президентом США».

В целом, было видно, что на этих слушаниях, в отличие от предыдущих уже демократы делают ставку на эмоции, субъективизм и жалость к послу. Дескать, такого хорошего человека обидели, унизили и опозорили ни за что перед всей страной. А республиканцы выступали в роли тех, кто пытался искать в этом логику и здравый смысл, оперируя больше фактологической информацией о том, что знала, а чего не знала экс-посол.

Стивен Кастор допрашивает экс-посла США в Украине Мари Йованович на слушаниях в Вашингтоне, 15 ноября 2019 года. Источник: C-SPAN2. 

Кроме того, в отличие от тех же слушаний Тэйлора-Кента, Йованович была нужна для нанесения ударов по окружению Дональда Трампа, а не по нему самому. В частности, экс-посол много и часто упоминала деструктивную роль личного адвоката президента Рудольфа Джулиани, который развернул целую информационную кампанию против неё в интересах своих клиентов – бизнесменов Льва Парнаса и Игоря Фрумана. Последних двоих якобы не устраивала посол (по какой причине, не уточняется), и они начали лоббировать её увольнение.

Демократы с радостью подхватили её комментарии. К примеру, конгрессвумен Джеки Шпайер, пользуясь возможностью задать вопрос Йованович по этой теме, «дополнила» её ответ «Я не знаю» целым рассказом. Она поведала о том, как ещё в апреле 2018 года Лев Парнас встречался с Дональдом Трампом и просил убрать посла Йованович, а в мае он «незаконно перечислил на счета предвыборного штаба Трампа $ 325 тысяч». Это якобы должно было показать, что информационная атака на экс-посла была умышленной и давно спланированной в интересах частных лиц, связанных с Трампом.

Не менее часто, чем Джулиани, Йованович вспоминала «незлим, тихим словом» бывшего генерального прокурора Украины Юрия Луценко, называя его среди тех «коррумпированных элит», которых она и её посольство якобы разозлили своими антикоррупционными инициативами и поддержкой всяких ГО и активистов, боровшихся с коррупцией.

Вообще, стоит отметить, что многие конгрессмены в качестве эпитета по факту называли его коррумпированным. Мне кажется, после этих слушаний, репутация Луценко в США будет серьёзно подорвана. На слушаниях его представляли как чуть ли не главного злодея, ключевого украинского чиновника, с которым работали Джулиани и его помощники для разворачивания информационной атаки на посла Йованович, которая в итоге и привела к её увольнению. Главной претензией США к Луценко, по словам Йованович, состояла в том, что он не выполнил три своих обещания, которые были поддержаны Штатами, и на которые те выдавали финансирование: реформирование структуры и функций ГПУ, расследование дел Майдана и возвращение украденных окружением В. Януковича $ 40 млрд. из заграничных счетов.

Наконец, экс-посол также аккуратно, но больно, уколола посла США в ЕС Гордона Сондлэнда, одного из друзей Трампа и финансовых доноров его предвыборной кампании 2016 года. По словам Йованович, она обращалась к нему за советом из-за сложившейся весной 2019 года ситуации, когда её начали «смешивать с грязью» в соцсетях и медиа. Посол Сондлэнд посоветовал ей «либо играть правилам, либо уходить», намекая на то, что она могла бы написать твит или пост, в которых похвалила бы Дональда Трампа.

Конечно, посол заявила, что не сделала этого, поскольку «это слишком политизированное действие для дипломата». Йованович также подтвердила информацию Уильяма Тэйлора о том, что существовала неофициальная группа, курировавшая Украину в обход посольства – это министр энергетики Рик Перри, спецпредставитель Курт Волкер и посол США в ЕС Сондлэнд, который называли себя «три амигос».

Посол США в ЕС Гордон Сондлэнд (второй справа) с президентом Дональдом Трампом в Брюсселе, июль 2018 года. Источник: Doug Mills/The New York Times

И снова констатирую, что Украина была гвоздём программы. Снова про нас говорили так, будто бы про отсталую страну индейцев, поклоняющихся Богам Хаоса и Коррупции. Безусловно, посол Йованович тепло отзывалась и о стране, и о людях, и о стремлении населения к евроинтеграции и лучшей жизни. Но вопросы комитета дают другую картинку.

Почти каждый участник слушаний не забывал напоминать, что коррупция в Украине настолько глубоко вмонтирована в социально-политическую систему, что борьба с ней даже стала частью внешней политики США на украинском направлении, притом, этим занималась команда по вопросам нацбезопасности – настолько это мешало продвижению интересов США.

Более того, с лёгкой подачи конгрессмена Хёрда, Йованович была вынуждена по именам назвать тех, через которых действовали в своих интересах Рудольф Джулиани и его команда. Всплыли имена Андрея Ермака, Виктора Шокина, Юрия Луценко и даже Игоря Коломойского, которого связывают с бизнесменами Львом Парнасом и Игорем Фруманом.

А последний гвоздь забил конгрессмен-республиканец Джим Джордан, который откровенно наехал на представителей украинского политического класса, вспомнив всех, кто критиковал тогда ещё кандидата в президенты Дональда Трампа в 2016 году, якобы выступая на стороне Хиллари Клинтон: экс-президента Петра Порошенко, посла Украины в США Валерия Чалого, экс-депутата Сергея Лещенко, министра внутренних дел Арсена Авакова и бывшего премьер-министра Арсения Яценюка. Джордан перечислил многие, к сожалению правдивые, факты, когда упомянутые лица так или иначе критически высказывались о Трампе во время предвыборной кампании в США.

Республиканцы в очередной раз попробовали демонстративно понизить значение слушаний. Начало работы заседания стало практически идентичным предыдущему. В какой-то момент, я даже подумал, что ошибся, и начал смотреть прошлый раунд слушаний. Но нет. Республиканцы снова начали спорить с председателем Адамом Шиффом о правилах процедуры, и пытаться добиться от него ответа, когда же наконец они смогут вызвать на допрос информатора ЦРУ, с которого и начался скандал Трампа-Зеленского.

В самом начале заседания конгрессмен-республиканец Дэвид Нуньес внезапно разразился пафосной тирадой о том, как хорошо себя чувствует экономика США, и как президент Трамп недавно добился подписания торговых соглашений с Канадой и Мексикой, которые намного лучше договора НАФТА. Дескать, зачем объявлять импичмент успешному президенту, когда в стране всё лучше, чем было когда-либо. Сами слушания Нуньес назвал «топовым ток-шоу демократов» и «уотергейтскими фантазиями».

Он снова повторил всё, что говорил в прошлый раз – про подвал в Конгрессе, где демократы допрашивали свидетелей за закрытыми дверями, будто бы они некий мистический культ. На самом деле, это повторение выглядело глупо и неуместно.

А большую часть отведённого ему времени, конгрессмен использовал, чтобы зачитать вслух стенограмму первого телефонного разговора между Трампом и Зеленским 21 апреля, когда президент США позвонил поздравить президента Украины с победой на выборах. Это якобы должно было укрепить аргумент республиканцев о том, что в стенограммах переговоров нет никакого давления и схемы «услуга за услугу», хотя первая телефонная беседа вообще не имеет к этому никакого отношения. Так что попытка республиканцев оказалась неубедительной.

Со своей стороны, и у демократов были несколько нелепые попытки высосать из пальца некоторые аргументы. Например, они снова тратили попусту время, зачитывая на слушаниях твиты Дональда Трампа, которые тот строчил накануне и во время заседания. Зачитали и твит про то, как Йованович чуть не развалила Сомали. Посмеялись вместе, хотя посла явно смущали эти вопросы.

Адвокат президента США Рудольф Джулиани у Национального собора в Вашингтоне, 2019 год. Источник: Tom Williams/CQ Roll Call

Под конец слушаний и вовсе начался откровенный цирк, когда конгрессмен Малоуни внезапно начал расспрашивать Йованович о подробностях той самой ночи, когда ей позвонил телефон, и её руководители из Госдепартамента попросили её срочно возвращаться в Вашингтон. При этом, он нарочито задавал ей вопросы типа «Вы сидели или стояли, когда позвонил телефон?» или «Что вы чувствовали в тот момент?». Йованович рассказала, что она как раз вернулась после мероприятия, где вспоминали погибшую украинскую активистку Катерину Гандзюк. Демократы попытались выдавить из этого эмоции и придать истории драматических ноток, но получилось крайне странно и неуместно.

Ещё один пример – попытка демократов объяснить несостоятельность теории республиканцев о вмешательстве Украины в выборы президента США в 2016 году тем, что вот этот аргумент использовал Владимир Путин в феврале 2017 года на встрече с премьер-министром Венгрии. Сама Йованович, отвечая на вопрос об этом, ничего не помнила, а посему демократы просто пересказали эту историю, вынудив её ответить, что Путин конечно же был заинтересован создавать альтернативные нарративы в противовес обвинений во вмешательстве в выборы США. А раз об этом говорил сам Путин, то и аргумент как бы становиться «от лукавого», насколько я понимаю. В этом демократы не какой-то момент очень напомнили украинских политиков, которые тоже любят многое объяснять (или отбрасывать) тем, что оно могло быть осквернено устами Путина или его пропагандистов.

Республиканцы попытались опрокинуть всё слушание Мари Йованович, ставя под сомнение смысл её присутствия. Пожалуй, это самый сильный аргумент республиканцев в этом слушании. Первый гол забил конгрессмен Дэвид Нуньес – главная ударная сила сторонников Трампа (вместе с Джимом Джорданом). Он заметил, что Йованович не была свидетельницей ни телефонного звонка Трампа-Зеленского 25 июля, ни встречи Зеленского-Пенса 1 сентября в Варшаве, не участвовала в подготовке звонка 25 июля, и даже никогда в 2019 году не встречалась ни с Дональдом Трампом, ни с главой аппарата Миком Малвэйни, ни с госсекретарём Майком Помпео.

Посол также подтвердила, что узнала обо всей истории со скандалом вокруг вероятного давления Трампа на Украину уже постфактум в сентябре. Таким образом, республиканцы справедливо интересовались, почему Мари Йованович отдельно выделили 4,5 часа времени, чтобы заслушать её жалобы про несправедливое и унизительное увольнение. Почему её, к примеру, не отправили просто в подкомитет Палаты по вопросам кадров в Комитете по внешней политике?

Однако логическую цепочку аргументации республиканцев демократы разбили в несколько шагов. Им в этом помогли, как ни странно, другие республиканцы, которые начали задавать свои вопросы, не относящиеся к теме. Например, Стивен Кастор внезапно начал мучать Йованович размышлениями о том, почему Хантера Байдена вообще назначили в набсовет компании «Burisma». Затем зашёл разговор об увольнении бывшего генпрокурора Украины Виктора Шокина, и Йованович воспользовалась этим, переключив внимание на тему коррупции в Украине и давления международных кредиторов и финансовых институций (европейских в том числе), которые желали увольнения Шокина.

Когда внимание от вопроса целесообразности самого присутствия Йованович на слушаниях было отвлечено, демократы начали спор с республиканцами относительно того, что увольнение Йованович с должности посла противоречило национальным интересам США и внешнеполитическому курсу, сформированного в результате консенсуса Белого Дома и Конгресса. И тут началась битва за второй аргумент против Йованович.

Республиканцы потратили много усилий на то, чтобы разбить нарратив демократов про увольнение экс-посла Йованович как некий аморальный, плохой и несправедливый поступок Трампа. Дело в том, что основная линия аргументации демократов по делу Йованович состояла в том, что президент США, уволив её в интересах частных лиц (которые не были задействованы в официальной коммуникации с Украиной), не просто принял политическое решение, а якобы заложил некий опасный прецедент. Иными словами, это не просто (как говорят республиканцы) обычное волевое кадровое решение Дональда Трампа, а тяжёлый удар по американскому истеблишменту и глубинной бюрократии США. Тот же конгрессмен Хаймс говорил на слушаниях следующее:

«Я зол не только из-за вас, г-жа посол. Я зол также, потому что знаю, что каждый сотрудник Госдепартамента, разведчик или военный прямо сейчас смотрят нас и понимают, что их годы службы стране могут быть спокойно проигнорированы президентом Соединённых Штатов, или, хуже того – он может ещё и унизить их такими словами, от которых плохо станет даже зэкам».

В ответ на это, республиканцы устами конгрессвумен Элизабет Стефаник подводили к тому, что президент США может делать с послами всё, что угодно, дескать, это его кадровое решение, и плакать по каждому дипломату – это курам на смех. Свои слова республиканцы усиливали типичными для них аргументами в стиле «Зато Трамп лучше, чем Обама». Вот, например, это Трамп предоставил Украине летальное оружие, а не Обама. Это при Обаме развалилось дело против экс-министра экологии, владельца компании «Burisma» Николая Злочевского. Таким образом, негоже обвинять Трампа в противоречии национальным интересам и отказе помогать Украине в соответствии с национальными стратегиями.

В ответ, демократы настаивали в своих вопросах (и Мари Йованович это подтверждала) на том, что хотя президент США имеет полное право самостоятельно определять внешнюю политику и снимать \ назначать послов, нельзя потакать созданию обходных каналов коммуникации, которые игнорирует официальную дипломатию. Йованович дополнила этот аргумент хорошим фактом, напомнив о том, что между Украиной и США подписано Соглашение о взаимной правовой помощи, в рамках которого Минюст США имеет возможность направить официальный запрос в ГПУ, если намерено получить информацию о каком-то деле или расследовании.

 

Основные выводы

Мой вывод следующий: демократы добились своего и успешно усилили свой нарратив против Дональда Трампа с помощью показаний Мари Йованович. Республиканцы совершили хорошую попытку подорвать легитимность процесса и поставить под сомнение смысл слушаний экс-посла, но «докрутить» свои аргументы им не удалось. Отчасти, потому что у них были крайне неслаженные между собой вопросы, а отчасти, потому что председательствующий конгрессмен Адам Шифф перебивал их, используя правила процедуры в свою пользу.

От слушаний Мари Йованович больше всех пострадала только Украина. Как и в прошлый раз, нас вспоминали не очень хорошо, а на перекрестии огня оказались всё те же звёзды этого сериала: Юрий Луценко, Виктор Шокин, Сергей Лещенко, Пётр Порошенко, Владимир Зеленский, Андрей Ермак.

Становится всё более очевидным, что Украина втянулась в этот скандал весьма глубоко, а неофициальный канал коммуникации, установленный с Вашингтоном, был результатом не просто односторонних желаний и усилий Джулиани и его помощников, а продуктом взаимных соглашений между ним и частью украинских элит, которые в очередной раз решили позаигрывать с американской политикой, рассчитывая на какие-то политические бонусы.

По факту, мы подставили сами себя, стали притчей во языцех в США, спровоцировали там политические баталии, в которых мы выступаем как инструмент, а также резко ослабили дипломатический истеблишмент США, особенно департамент спецов по Украине и России.

Илия Куса, эксперт по вопросам международной политики и Ближнего Востока UIF

Источник: Хвиля